№11 [82]
00`00``01.11.2009 [Σ=1]
ЖУРНАЛ, ПОСВЯЩЕННЫЙ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКЕ - «ОРГАНИЗМИКА»
Organizmica.org/.com/.net/.ru
НОВАЯ ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ОРГАНИЗМИКА

Лингвистика

Разделы Организмики

Древнейшая Русь: археология, мифология, язык, государство.

Древнейшая Русь: археология, мифология, язык, государство

Родственные связи древнерусского праязыка и их культурологические проявления

А.А. Тюняев,
Институт древнеславянской и древнеевразийской цивилизации, Москва,
академик РАЕН,
09.11.2009 г.

Подписка на журнал «Organizmica» в каталогах:
«Роспечать» - 82846; «Пресса России» - 39245

Доклад:
На Международной научно-практической конференции «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие. XI Кирилло-Мефодиевские чтения». Государственный институт русского языка имени А.С. Пушкина, Москва, 18 – 19 мая 2010 года

Содержание

Глава 1. Введение
Глава 2. Археология
Глава 3. История: культура, техника, спорт
3.1. Формирование парной семьи в древнерусском обществе.
3.2. Возникновение палеорусского языка.
3.3. Родственные связи древнерусского праязыка и их культурологические проявления.
3.4. О значение корня «СТР» праязыка – пространство.
3.5. К вопросу о значении корня «ВР» протоязыка.
3.6. Бог Ра, страна его происхождения и значение его имени.
3.7. Несколько аспектов сходства и различия новгородского и церковнославянского языков в письменных источниках 11 века.
3.8. О приведении научных воззрений на древние стадии русского языка в соответствие с комплексными данными археологии, антропологии и ДНК-генеалогии.
3.9. Начатки химии, транспорта, прядения и токарного дела в мезолите Древнейшей Руси.
3.10. Русский рукопашный бой.
Глава 4. Мифология
Глава 5. Письменность и государство

В последние годы в лингвистической среде всё острее становится проблема формирования научного взгляда на ту стадию древнерусского языка, которая предшествовала историческому периоду (то есть летописной эпохе). Для постановки такой проблемы и для постановки её с такой остротой сформировались абсолютно адекватные предпосылки.

Это, во-первых, огромнейшее количество работ по исследованию археологических древностей предлетописных периодов, проделанных археологами за последние 10 – 15 лет. На основании этих данных формируется новая древняя история российских территории, а также народов в древности их населявших.

Это, во-вторых, тщательный анализ обнаруженных костных останков древнего населения центра Русской равнины, проведённый отечественными антропологами. На основании этих данных формируется картина этнической общности средневекового населения Древней Руси с населением более древних периодов этих же территорий. Причём и антропологическая, и археологическая преемственность чётко прослеживается на глубину вплоть до верхнего палеолита, то есть – до 50 тысяч лет.

В третьих, около 20-ти лет назад на службу науке поступили новые методы генетических исследований Y-хромосом. На их основе представители ДНК-генеалогии сделали сенсационные выводы – верхнепалеолитическое население Русской равнины (50 тысяч лет назад) и современный русский этнос имеют один и тот же набор генов, то есть представляют собой предков и потомков, соответственно.

В полном объёме исследования по происхождению человека и, в частности, предков русского населения Центральной России изложены в монографии «Происхождение человека по данным археологии, антропологии и ДНК-генеалогии», написанной в соавторстве с профессором Гарвардского университета Анатолием Клёсовым (США). Здесь же мы рассмотрим только лингвистические последствия указанных выше исследований.

Учитывая сказанное выше, таким образом, парадигма, на основании которой лингвисты ранее подходили к проблеме изучения древних стадий русского языка, изменилась настолько, что теперь возникла острая необходимость приведения лингвистических данных в соответствие с данными археологии, антропологии и ДНК-генеалогии.

Это сложный и, может быть, весьма болезненный для некоторых процесс. Но его необходимо преодолеть. Первыми лингвистами, которые были ознакомлены с результатами исследований по древнерусскому праязыку и в той или иной степени погружены в новую парадигму бОльшей древности русского языка, явились академик Вячеслав Всеволодович Иванов и академик Тамаз Валерианович Гамкрелидзе.

В частности, Вячеслав Иванов с интересом ознакомился с моей работой «Языки мира», в которой впервые показана палеолитическая древность предковых линий русского языка, отметил, что «к сожалению, данные археологии не вписываются в лингвистическую концепцию», и пожелал автору успехов. Тамазу Гамкрелидзе представил ситуацию с большей древностью праязыка мой соавтор по указанной монографии А.А. Клёсов. Он наглядно связал данные ДНК-генеалогии и археологии с возможностью иных оценок возраста «индоевропейского» праязыка и его привязки к центральным областям России. Позиция была также принята с интересом и пониманием.

После этого гипотеза о верхнепалеолитическом возрасте предков русского населения центральных областей России была последовательно доложена на целом ряде научных конференций. На всех она получила поддержку и сейчас, можно сказать, уже оформилась в весьма стройную концепцию, суть которой изложена в вышеуказанной монографии.

Таким образом, на сегодня вопрос с возрастом древнерусского праязыка практически решён и находится на стадии уточнения и расчётов длительности различных этапов своего развития. А следующим пунктом исследований является установление закономерностей и особенностей, которыми характеризовался тот или иной этап в развитии древнерусского праязыка.

И в этом направлении уже достигнуты определённые успехи. Во-первых, определён принципиальный подход к установлению таких закономерностей. В качестве объекта исследования выбран консонантный двухбуквенный корень, иногда – трёхбуквенный. А метод исследования заключается в том, что исследуется значительный объём однокоренных слов индоевропейской семьи языков, и на основании обработки полученных данных устанавливается первоначальное значение того или иного корня. В некоторых работах при таком определении значения корня было исследовано по несколько тысяч однокоренных слов из нескольких десятков языков индоевропейской семьи, что, безусловно, обеспечило достижение заведомо правильного результата интерпретации значения корня.

Наряду с названным, применяется также и другой, близкий, метод, в котором те же оценки составляются на основе изучения гидронимов, топонимов и ойконимов различных территорий, на которых проживали и проживают не только «индоевропейцы», но и представители других языковых семей. Этот метод в своих работах использует лингвист из Ростова-на-Дону Е.А. Миронова. Ей сделаны соответствующие интерпретации нескольких корней праязыка.

Первые результаты проведённых исследований уже опубликованы в специализированных научных журналах. Так, в частности, в журнале «Вестник ЛГУ» в декабре 2009 года вышли в свет две мои статьи – «К вопросу о значении корней «Р» («Ра») и «ВР» протоязыка» и «О значение корня «СТР» праязыка – «пространство»». Об общественном интересе к этим исследованиям говорит высокая читабельность специальных лингвистических статей, опубликованных в СМИ.

Итак, углубимся в смыслы древнерусского праязыка и рассмотрим процесс на примере изучения и установления значения древнего корня «ПР». Для анализа было привлечено около 7200 слов из более чем 30-ти языков: авестийский, английский, белорусский, болгарский, вепсский, верхнелужицкий, греческий, древневерхненемецкий, древнеиндийский, древнеисландский, древнерусский, древнечешский, карельский, латышский, литовский, немецкий, нижнелужицкий, нововерхненемецкий, олонецкий, польский, праславянский, сербохорватский, словацкий, словенский, средненижненемецкий, украинский, финский, французский, чешский и др.

авестийскийдревнерусскийпраславянский
английскийдревнечешскийсербохорватский
белорусскийкарельскийсловацкий
болгарскийлатышскийсловенский
вепсскийлитовскийсредненижненемецкий
верхнелужицкийнемецкийукраинский
греческийнижнелужицкийфинский
древневерхненемецкийнововерхненемецкийфранцузский
древнеиндийскийолонецкийчешский
древнеисландскийпольскийи др.

Анализ происходил по двадцати четырём различным философским и хозяйственным категориям, охватывающим весьма значительно пространство жизни древнего человека:

1) Передача напора. 2) Парень, производитель. 3) Распространение передачи напора. 4) Основа напора – пара сил. 5) Основание напора – право. 6) Место исполнения права. 7) Исполнители права. 8) Результат напора (в состязании) – приз получает первый. 9) Перст – чем делается напор, инструменты. 10) Пора – результат напора (на поверхность, на тело). 11) Напор на воздух. 12) Опора на что-либо. 13) Напор на что-либо. 14) Запор, как механизм, строение, место. 15) Праздник, пир. 16) Провизия и пряники. 17) Прядение, прятать, портной. 18) Насекомые, рыбы, птицы, животные. 19) Порча, прах – растёртое в порошок. 20) Слова, пароли. 21) Термины родства. 22) Божества – Перун, Параскева, Переплут, Праведный. 23) Имена. 24) Города и страны.

Для примера рассмотрим только глаголы с корнем «ПР», которыми осуществляется передача напора (п. 1). Для глагола ПЕРЕТЬ дадим несколько соответствий:

авест. peretantдр.-инд. sphuratiлтш. piretiesср.-нж.-нем. Sparre
авест. sparaitiдр.-исл. spornaн.-луж. presукр. перти
блр. перць,др.-русск. прътинов.-в.-н. sроrnеnчеш. priti
болг. запра,др.-чеш. prietiпраслав. *perti, 
в.-луж. precлат. sреrnослвц. zарriеt' 
д.-в.-н. sраrrолит. spirtiсловен. zapreti 

Как видим корень «ПР» сохраняется без изменений во всех глаголах всех представленных языков. Причём корень «ПР» достаточно просто вычленяется – путём настолько же простого определения приставок и суффиксов. Кроме того в тексте цитируемой работы многие моменты многократно «разжёваны» дополнительными примерами. Так, если возникает сомнение в том, что в лат. sреrnо корень не «pr», а, допустим, «spr», то линия СОПЕРНИК-СПОР-ПРЯ демонстрирует конструкцию, использованием которой в начале «латинского» слова была поставлена буква «s». Точно такими же сопоставлениями, вновь следует отметить, очень многочисленными, корень «ПР» вычленяется во всех представленных в цитируемой работе словах. Что само по себе защищает исследователя от совершения возможной ошибки.

Далее, интересно отметить разнообразие глаголов с корнем «ПР», которое сформировалось, безусловно, за долгий срок существования и развития древнерусского праязыка. Мы приведём здесь лишь некоторые:

ПАРЫВАТЬ распарыватьПРЕКАТЬ упрекать, попрекать
ПЕРЕЖАТЬ опережатьПРЕТИТЬ воспретить, запретить
ПЕРЕТЬПРЕТЬ «спорить»
ПЕРЕЧИТЬ «ширить», поперечитьПРЕТЬ взопреть, сопреть
ПЕРХАТЬ «покашливать»ПРОБОВАТЬ
ПЕРЧИТЬПРОСИТЬ
ПИРАТЬ напиратьПРУДИТЬСЯ «греться»
ПИРДАТЬ «кромсать, портить»ПРЯГАТЬ запрягать
ПОРИТЬ «толстеть, жиреть»ПРЯДАТЬ прянуть, воспрянуть
ПОРОТЬ «разрезать, потрошить»ПРЯЖИТЬ «поджаривать»
ПОРСНУТЬ «сильно ударить, хлестнуть»ПРЯСТЬ
ПОРХАТЬПРЯТАТЬ
ПРАТЬ «стирать, колотить белье»ПРЯЧЬ запрягать, напрягать

Даже представленные двадцать шесть глаголов дают прекрасную картину описываемых ими действий.

Массив в 7200 исследованных слов 30-ти с лишним языков демонстрирует жёсткую устойчивость древнего корня «ПР». Но при дополнительном анализе обнаружились и некоторые, частного рода, зависимости, которые, без сомнения, проливают новый свет на процессы распространения отдельных ветвей праязыка, а также на определение направлений возможных заимствований.

Во-первых, обращает на себя внимание замена первой буквы «П» корня «ПР» нулевой буквой – P→0. Сравните: ср.-ирл. ОRС «молодая свинья» и русск. ПОРОС. Во-вторых, P→B. Так, литовское BURE = русск. ПРЕ «парус», олонецкое БАРМЫ = русск. ПАРМЫ «овод», албанское BRINJE = русск. ПЕРСЬ «ребро», английское BERM, BRIM = русск. ПЕРМЬ «край», турецкое BURAK = русск. ПОРЧАК «горох» и т.д.

В третьих, P→F. Греческое ΦΑΡΟΣ = русск. ПАРУС, древнеисландское FRAM = русск. ПРЯМО, FJORGYNN = русск. ПЕРУН, готское FRAM, FRUMА = русск. ПЕРВЫЙ, «первый»; FАRАN «ехать»; древневерхненемецкое FRUMА = русск. ПРИМА «польза, выгода», FERZAN = русск. ПЕРДЕТЬ, FIRST = русск. ПЕРСТ «перст, остриё», авестийское FRASA = русск. воПРОС «просить» и др. В четвёртых, P→V. Средневерхненемецкое VRUM «порядочный». В голландском – VARKEN «пороз». В пятых, P→H. В кельтском – Неrсуniа «бог (Перун)».

Очевидна некоторая географическая закономерность обнаруженных изменений первой буквы корня «ПР». Она иллюстрирует процесс освоения древними руссами (в языковых терминах – «общеиндоевропейцами») территорий Европы, Индии, Кавказа и Ближнего Востока в период 7 – 2 тысяч и лет до н.э. – по мере контакта с финно-угорскими (предположительно: лит.; гол.; кельт.; ср.-ирл.) и семитскими (греч.; ср.-верх.-нем.) племенами.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключение доклада подведём некоторые итоги сказанному.

  1. Во-первых, новейшие данные таких наук, как археология, палеоантропология и ДНК-генеалогия, оказывают внушительное давление на уже устоявшиеся парадигмы в отношении древних стадий некоторых языков, в частности, так называемого «индоевропейского» языка. Эти данные заставляют лингвистов пересматривать старые парадигмы. В частности, актуальность ближневосточных и североафриканских прародин настолько стремительно падает, насколько стараниями специалистами названных наук показывается актуальность антропогенеза на других территориях.
  2. Главной из таких территорий является Русская равнина, к которой следует географически приписать возникновение т.н. «индоевропейского» языка, а точнее древнерусского праязыка. Этнически указанный язык должен быть соотнесён с далёкими предками русского народа, которые установлены с помощью ДНК-методов.
  3. Как иллюстрация правильности подхода представлен новый подход к изучению праязыка, который мы соотносим с древнерусским языком времени, начиная от нескольких тысяч лет до н.э. Положительное отношение специалистов к такого рода исследованиям говорит о безусловной научной готовности к предлагаемой смене лингвистических парадигм.

Ссылки по теме: